vk
Лого

Паломничество к Баладжи в Тирупати

Паломничество к Баладжи в Тирупати
бренд

Впечатления Сударшаны лилы

День 1. Летим в Тирупати

 

Приключения начались почти с порога. Мы сидим в аэропорту в Магнитке – Премамурти джи всё нет. Оказалось, он уже почти подъехал и вдруг обнаружил, что забыл деньги. Пришлось возвращаться. А пути на полчаса, не меньше. В Москве Шереметьево, конечно, манило и звало: и народец разношерстный, и всякие там магазинчики-кафешки (в магнитогорском самолете кормили бутиком с индейкой — увы), но у нас было время только на «попить воды-передохнуть», и галопом летели до нужного нам терминала, чтобы сдать багаж-пройти контроль на самолет в Дели. Но я уже чувствовала отрыв — всё, живая картинка! Начинается! Скорость, движение, столичные и иностранные модники!

В самолете до Дели у меня не работал телек и был сломан откидной столик. Пришлось тупо пялиться в киношку мужа, которую не очень-то хотелось смотреть. Судьба. Премамуртику было хуже: три раза вырвало его, болела голова. У меня была смешная ситуация. Стою в проходе  - пытается пройти женщина. Я ей говорю — попытайтесь протиснуться, она отвечает «ес, окей» — и позади меня проходит))) Пообщались на уровне параматмы...  Летели 6 часов, прилетели в лето и... в замедленную съемку. В делийском аэропорту все ходят медленно, вплоть до уборщика со шваброй и ленивых стражей с автоматами. Сам аэропорт — в стиле наших 70-х: панно с символическими изображениями танцоров и йогов, квадратные архитектурные формы... Правда, там были огромные статуэтки: слоны выше собственного роста, на стене — кисти рук огромные с мудрами. Ну и экзотические наряды публики: прабху в тюрбанах, матаджи в сари... наразглядывались их, 9 ночных часов мучаясь на лавочках — дожидаясь самолета до Тирупати и ни разу не выйдя на улицу...

В самолете до Тирупати я разглядела за взлетной полосой огромную статую Шивы — все впечатления от Дели... Ну, прощай пока, Хастинапур, столица мира. Мы даже земле твоей не поклонились — по переходу нырнули в самолет... В индийском самолете индусы какие-то все мало того что темные, но ещё и в темном, почти черном пигменте. Это некрасиво. Очень много и громко говорят. Ленивые, даже какие-то развязные стюардессы — контраст с нашими вышколенными и даже слишком напряженными... Вкуснючий дал — не острый. Пассажиры пакеты и прочий мусор бросают прямо под себя на пол. Когда мы выходили из самолета, я была в тихом ужасе...
Но зато потоооом...

Тирупатииии!!! Уже в аэропорту море зелени и экзотических цветов, мягкое южное солнышко и ветерок. Едем на такси и визжим с Ксюшей от удовольствия созерцания этой красоты. Да ещё огромные разукрашенные во все цвета радуги и наряженные в мишуру и кисти грузовики, да ещё коровки и лавки-домики по обочинам, да ещё горы вдалеке — те самые, на которые нам подниматься завтра, и терпкий пьянящий запах юга — как на Кавказе от кипарисов и прочих экзотических растений. Южная Индия необыкновенно хороша: яркая, пахучая...

Поселяемся в гостинице при храме местного ИСККОН: дворец восточный с небольшими окультуренными парками. Комнатки, конечно, не ахти: нет горячей воды, кровати очень твердые. Но хотя бы есть ведро с ковшом для омовения, слив в унитазе и вентиляторы...которые стучат ночью — невозможно и без них, и с ними...

Обследуем территорию, кормим коровок в маленьком загончике, пытаюсь поесть в ресторане — там всё невыносимо остро. Приходится жить впроголодь: лепешки и ласси... ну, наберем фруктов завтра, что-нибудь ещё отыщется... завтра идем в храм к Баладжи, попрошайничать об исполнении своих желаний...

День 2. Тирумала — храм Баладжи

Утром, в темноте, часа в 4 (в Индии темнеет и светлеет моментально — без сантиментов, где-то в 5 — быстрый рассвет, в 18 — быстрый закат) выходим босыми — идем на паломничество к Баладжи в Тирупати. Према-мурти меня предупреждал, что будет нелегко, предлагал поехать на автобусе (он в третий раз идет), но я ж не думала, что настолько тяжко, думала, что к храму надо идти!!! Идеалистка хренова. Я потащила вместе с молодыми центнер своего тельца пешком, босиком — в гору. Конечно, в первый и последний раз, потому что и сама измучилась и деток подзадержала, набеспокоила. В начале пути — легкая эйфория, конечно. Мы с Вовой подались на обочину теленка гладить. Знала б я, сколько идти — не бегала б по сторонам...

Было жутковато идти мимо продавцов монет и попрошаек в подземке: первые уговаривали купить, тараторя без передыху, вторые тянули руки... я вообще старалась не смотреть на них, особенно на вторых. Я не люблю попрошаек и заранее готовила себя к тому, что буду опускать глаза и идти напролом, не обращая на них внимания. Но все равно жуткое зрелище... Когда подошли к воротам, откуда начинается восхождение в гору, меня накрыло древностью и величием архитектурным. Прям вот будто волна теней из «властелина» снесла мне крышу — дрожь и мурашки...но после — совсем другие ощущения: в основном, усталость, голод, жажда, преодоление, молитва...

Мы с мужем ещё, не зная значения «путевых столбов», решили на перевале, где народ вкушал, что вот уже дошли. И я гордо отказалась есть, думая, что в храм обожратая не пойду. Ага. Это была где-то треть пути только. И я уже дальше, забыв о понтах, лопала всё, что можно: сладкие кукурузные лепешки, соленое молоко с кинзой (всё вкусно), долгожданную папайя, кг которой, по словам Кама-нагари, вылечивает печень (невкусно, но раз полезно. Кстати, во фруктовом салате папайя очень даже). На том перевале насмотрелись, как индусы местные после еды чистят зубы — носят с собой зубные щетки. очень долго чистят... и у всех жемчужные зубки — практически у всех идеальные! В Майапуре и Вриндаване таких уже почти не встретишь...Особенно детки белозубые...там поднималась одна особа королевских кровей лет пяти, у которой улыбка во все 32 не сходила с лица — просто закачаешься, какая прынцесса! А ещё индусы с нами здоровались, фоткались, заговаривали...в тех краях наш брат — редкость... А ещё они кричали «Гоооовинда!», ставили на каждой ступени маленькую камфорную свечку и смазывали ступени красной и желтой красками, то есть — поклон за поклоном, каждой из 3500 ступенек!!!

Говорят, раньше в храм Баладжи народ вообще поднимался по другой стороне, без навесов и более крутой. А здесь — тень от крыши, водопровод-туалеты, торговля, но все равно, сколько б я ни передыхала, сколько б ни пила и подкреплялась, силы иссякали. Вначале — было дело — взмолилась Гауранге — и как будто какая сила подняла, я аж запрыгала-побежала по ступеням — понесло меня. Но после уже этот номер не прошел...

Пока шли, насмотрелись на красоты Тирумалы — горы, по которой шли к Баладжи. Говорят, она — сам Ананта Шеша. Я просила его проявить себя, и мне показалось, что гора вздохнула. Ну, мне много где много что казалось — всё почти напишу, а вы уж хотите-верьте, хотите-нет. Видели обезьян с ирокезом-хануманов, птицу с длинным хвостом-шлейфом, бабочек с огромными крыльями, парящих на лету, юрких бурундуков и не пушистых кошек, в конце пути был парк с пятнистыми оленями. С горы смотреть вниз — захватывающее зрелище: всё в густой растительности, деревья, усеянные цветами, лианы...

Когда мы дошли до ровной площадки Тирумалы (оставалось 2 км пути по городу на горе) и Премамурти бодро сообщил, что вот пришли — ступеней больше не будет, я пролепетала, что все равно до храма надо дойти. И эти последние километры мне дались хуже всего. Плюс к отсутствию тентов и полуденному зною — переходить босиком горячий асфальт дорог (орала при каждом шаге, не стесняясь). Но дивилась при этом на высоченные лавки торговцев, усыпанные параферналиями и посудной медью. На храмовой территории я уже смогла только ждать, когда молодые сходят в храм Вараха дева, после полежали все вместе на обочине, девчонки мне помассировали стопы, но облегчения и это особо не принесло. Сдали сумки, нас обшмонали, как в аэропорту.

Я таки через силу доковыляла до очереди к Баладжи. Она — гигантская. В день к нему приходят толпы паломников, и нам предстояло выстоять-высидеть ещё пару часов сначала в узких решетчатых переходах, потом на ступенях мраморных под вентилятором. Индусы там спали, играли с детьми (приносят с собой грудничков, которые, как ящерки, лежат у отцов на груди), я тоже немного вздремнула. Ничего в такую жару не простужается — спокойно садишься на холодный пол и кайфуешь. А потом — последние метры давки (держимся друг за друга в цепочке), перебежек и громких воплей «Гоооовинда!» — религиозных экстазов. Вносит тебя толпа в таком полуобморочном в ворота храма Баладжи под строгим надзором охранников, ты уже совершенно ничего не чувствуя пытаешься хотя б собраться с мыслями, чтобы что-то попросить у Сострадательного Господа за те несколько минут, что будешь стоять перед Ним в алтарной.

Когда тебя и ещё пару-тройку матадж пропускают встать перед алтарем, вы, видя в отдалении гору черного, золота и драгоценностей (фигура Баладжи практически не различима), погружаетесь на эти мгновения в тишину и концентрацию. Потому что понимаете — это редкий шанс попросить у Бога что-то напрямую, лично. Шепчете из последних сил просьбы. Рядом, сбивая тебя с панталыку и в три раза быстрее, тараторит на телугу — местном какая-то индийская красотка наречии. Время быстро иссякает. В той же давке — обратно. Навстречу — нескончаемый поток паломников. Баладжи принимает попрошаек 23 часа в сутки...

В узком перешейке на углу — круг, в котором можно пальцем или монеткой ещё написать желания. Я пишу, и меня нахлобучивает дежавю: я во сне видела, как я и много народу ещё вот так пишем пальцем, как я вместо и краткой пишу «и». Потом зачеркиваю — именно так я и делала. И сквозь каменную решетку — закатные золотые купола храма. И — утонченные белым на голубом горельефы под крышей, рассказывающие о подвигах Вишну. Наверняка века эдак 19-го — не раньше, уж больно хороша работа. И хочется просто опереться на стену храма и остаться здесь навеки — в этой красоте, никуда не уходить! Только смотреть на закатный купол и знать, что Баладжи — рядом...

Но выходим за стены, доползаю до такси. Всё. Конец подвигу. Таки я дошла до храма. Таксист рассказывает, что 7 лет живет с женой и двумя сыновьями в Тирупати, что денег хватает, снимают за 4 тыс. в год квартиру... Рассматриваем ночной базар с морем огней, огромные скульптуры Ганеши, Ханумана, каких-то правителей, виртуозно едем по горному серпантину вниз, я не могу надышаться ароматами южной ночи... И при всей усталости не покидает ощущение чудесности происходящего. Таки Тирупати круче, чем Кавказ — в нем есть храм Баладжи...

День 3-4. Прощание с Тирупати

 

Из вчерашнего ещё не рассказала деталь дамскую: в подземном переходе продавали гирлянды из жасмина. Пахучие — кайф! И индуски их брали-накручивали в волосы. При шухере перед храмом всех их заставили снять. А ещё мы на шухере чуть не забыли сумочку с лакшми. Проехала она лазер — а мы её не взяли, взяв прочие вещи. Муж, слава Кришне, вспомнил-вернулся-схватил. Вот бы веселуха была, если б оставили...

Само собой разумеется, что на следующий день я никуда не вышла с территории храма ИСККОН. Молодежь с мужем пошли до храма Падмавати — супруги Баладжи, а мне пришлось в-одинокого тащиться в ресторан и просить на пальцах что-нить «но чили». И мне, наконец, повезло — дали пудинг с овощами и кешью. Съедобный и даже вкусный! Впервые за все четыре дни я хоть как-то сносно поела.

Посмотрела сходила в подвал — инсталляции из игр Кришны и прочего ведического типа разные возрасты-реинкарнация. Не люблю такие вещи — убедилась в очередной раз. Самскара от восковых фигур — натурально и страшно.

Зашла в сам храм на утреннее приветствие и впервые в своей жизни увидела храмовых Радха-Кришну. Зарыдала от счастья. Вообще у меня там было состояние молитвенное (атмосфера действовала, или что — неведомо мне) — лились в голове слова по типу бхаджанов Бхактивиноды Тхакура — «я — ничтожная грешница, но Ты по милости даруй мне прибежище у Твоих стоп»... я даже записала эту свою молитву, потому что она бесконечно крутилась в голове. Не помогло. Она продолжала крутиться, не переставая. Рыдала — плечи тряслись, навзрыд рыдала во время джапы, когда приходила эта молитва. Может, это — чистка. Не знаю. Очень было покаянное состояние, невероятное для меня. У Ксюши тоже в голове всплывали строчки из стихов БВГМ и прочие неожиданные цитаты.

Мне очень нравилось рассматривать растения местные: на горе вдоль серпантина — огромный щучий хвост, гигантский хлорофитум, здоровенные диффенбахии, — всё, что есть у меня дома, только раза в 3-4 огромнее, а то и в 10)))Повсюду благоухает жасмин, пальмы разные с плодами — кокос, бананы... ой, рай там...

Только спать было невозможно. С вечера — в храме долгий киртан. За ночь намаялся муж — закусали комары. Собаки лают что есть мочи по ночам, вентилятор стучит — весело...

Народ где-то ещё погулял за территорией, набрали в поезд съедобного, а я еле собралась на поезд, в 16 он отчаливал в Калькутту. Мало повидала сам город, конечно, ну да не всё сразу.  Почему-то уверенность, что я туда вернусь. И к Баладжи, и чтобы подышать югом-его ароматами. Там, где-то рядом — океан... вот бы доехать, да и вообще побольше объехать храмы Юга... я начала влюбляться и в индийскую архитектуру, и в атмосферу святых мест — почувствовала вкус...

А ещё я обиделась на мужа, что не дал купить статуэточку с Баладжи со своими вечными «потом и попозже». Ну, у этой истории будет продолжение...

Комментариев к статье нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *
:twisted: :smile: :shock: :razz: :oops: :cry: :?:
Нажимая кнопку «Отправить», вы соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять